Лаура лесбийские Эро рассказы истории

Привет всем Я прихлёбывала лимонад со льдом, наслаждаясь возможностью охладиться изнутри. День выдался жарким, ситуацию усугубило и то, что я работала с самого утра. Потому возможность отдохнуть была особенно приятной. Я была рада тому, что сижу напротив Лауры в одной своей короткой юбочке. В такой жаркий день чем меньше ты носишь, тем лучше. По счастью, Лаура позволяла мне пару раз принимать душ под её бдительным оком. А в её отсутствие за мной присматривала Никки или Сара. Или Анна, пусть она и участвовала в этих играх менее охотно, чем три другие. — Они задерживаются. — Произнесла Лаура, взглянув на часы. — Скоро весь лёд растает. Сузи, принесли ещё. Она словно не чувствуя жары, была полностью одета. И пила чай. Горячий. Мы обе понимали, что она не столько заботится о подругах, сколько напоминает мне о моём положении. Бросив взгляд на часы и небольшую бутылку лимонада для Никки, я поплелась к холодильнику. Моя девочка-госпожа-любовница проводила меня взглядом. Любовница ли? Можно ли это так назвать? За все эти три месяца я ни разу ещё не ласкала её. Лаура не позволяла этого. Вместо этого они трахали меня. У девочки замашки BDSM-королевы, и две из трёх других немногим отстают от неё. Разве что Анна не развлекается таким образом. Но когда захочет Лаура может быть удивительно нежной. Едва я вернулась на своё место с новыми кубиками льда, Лаура лёгким движением выскользнула из-за стола, и словно перетекая из одного положения в другое, оказалась возле меня. В движениях её словно лишённого костей тела временами мелькало что-то змеиное, но если не приглядываться специально это не заметно. Её рука легла мне на грудь, пальчики другой проникли мне под юбку, перебирая половые губки. Её прикосновения были куда более умелыми, чем у других. Трусиков я с тех пор не носила, и моя киска была доступна для них в любой момент. Я покорно раздвинула ноги, чтобы Лауре было удобнее меня ласкать, но она, сделав лишь несколько движений, покинула меня, тем же неуловимым движением снова скользнула на свой стул. Моя рука невольно поползла ниже, стремясь продолжить, но Лаура одёрнула меня. — Не смей. Я послушно замерла. — Оставайся здесь. Не одевайся, и надейся, что лёд не растает. Встретишь Никки лимонадом, затем приготовишь еду для всех. И не забудь убрать у меня в комнате! Её комнату я действительно забыла. Это заставило меня подумать, как происходящее выглядит со стороны и как я вообще здесь оказалась. Наверное, я всегда была очень... приспособленкой, потому так легко и смирилась со своим новым положением тридцатилетней женщины практически в рабстве у четырёх двенадцатилеток (ну, по крайней мере, выглядят они так). А может, это потому, что девочки более чем странные, если начать задумываться? Итак, мои хозяйки. Главная заправила у них, конечно, Лаура. На вид ей лет двенадцать или около того, при этом она: 1) Живёт без родителей, с одними подругами. 2) Не ходит в школу. 3) Сама зарабатывает на жизнь (переводами). 4) Быстро и без затруднений читает книги, написанные иероглифами, причём явно не школьного уровня (объясняет третий пункт). 5) Хорошо разбирается в технике (меняла конденсаторы в радиоприёмнике). 6) Имеет отличную физическую форму (в обоих смыслах). Никки тоже не отстаёт. Сара и Анна хотя бы немного похожи на нормальных детей, если не считать того, что рассуждают слишком серьёзно для своего возраста, и никогда не попадались мне на глаза за детскими играми, но вот две другие... Не знаю. При всём детском облике, одежде, они упорно кажутся мне взрослее, трудно подобрать более подходящее слово, чем я сама. Как так может быть? — Ты не жалеешь об этом? — Неожиданно спросила Лаура. — Лимонаде? Конечно, я должна была- — Нет, о себе. — Перебила меня Лаура. — О том, в каком положении ты оказалась? Обслуживаешь четырёх девочек за еду как бесплатная домохозяйка. Спишь с нами. А если узнает кто? Здесь Лаура была права. Даже не вспоминая, серебряные колечки в моих сосочках, татуировку на животе, чуть выше тщательно выбритой киски, и такие же колечки в половых губках. Даже мне в нос Никки недавно вставила кольцо. Я большую часть времени расхаживала перед девочками почти не одетой, и более того, мы стали любовницами. Сперва с Лаурой, потом и с тремя другими. Возможно, я и была безвольной приспособленкой, но всё же меня поражали жёсткие требования этих детей после того, как они затащили меня в постель. Да, именно они, а не наоборот. Сперва были поцелуи украдкой, губы Лауры оказались неожиданно мягкими и пухлыми для подростка. И она умела целоваться: мягко глубоко, открыв рот. Дети часто умеют целоваться по-взрослому, но Лаура целовалась как... шлюха? Нет, шлюхи не целуются так. Для них секс это работа, а с Лаурой было ощущение влечения и любви. А её рука трогала мои довольно крупные груди. И заставила меня даже застонать от удовольствия, когда она нашарила сосочек. На самом деле, удовольствие быстро обернулось болью. Она дёргала и выкручивала мои соски, но я не смела протестовать. Мне хотелось чувствовать её руки на себе. Я могла терпеть, это было не важно, главное, она показала, что любит меня. Позже девочки практически изнасиловали меня. Лаура раздела меня, целовала и сосала мои груди, слегка покусывала затвердевшие сосочки. Но мне понравилось. Мы стали тайными любовницами, обнимаясь украдкой, а когда она начала приходить ко мне по ночам, мне стало ещё приятнее. Её пальчики танцевали у меня внутри. Где только девочка могла научиться этому? Она нашла мою точку-Ж с первой попытки, и я кончала как никогда раньше. Уж точно лучше, чем когда я была замужем за Томом. Да, я беспокоилась о происходящем. Если о том что я занималась сексом с двенадцатилетней станет известно, кто поверит, что это она соблазнила меня, а не наоборот? Мы занимались этим у неё дома. Лаура имела меня всеми возможными способами. Но при этом не позволяла мне поиметь её. Да, мы не занимались этим в позиции 69. Лаура позволяла мне только целовать её, и никогда не раздевалась полностью. До сих пор я не видела её щёлочку или сосков, и, неверное, не увижу, тем более, что наши отношения окончательно превратились, и из любовниц мы стали госпожой и рабыней. С этого момента если я и целовала Лауру, то только когда она этого хотела. Я кончала только когда она разрешала мне — сколько раз я отдёргивала руку от своей щели, когда она запрещала мне ласкать себя? Затем она поделилась мной с подругами. Лаура поработила меня за несколько месяцев, заставила подставиться под неё на глазах у подружек. Я не смела сопротивляться. Девочка просто правила мной. Когда Лаура начала отдавать меня подружкам, всё изменилось куда больше, чем я могла себе представить. В первую очередь, она объявила, что я буду мало что надевать на себя у них дома. Обычно это была коротенькая юбка, или мини-платице без белья, а иногда наоборот, им дело и ограничивалось. Девочки заставили меня следить за собой, и сбросить вес, и даже моя диета теперь полностью зависила от их прихотей. Иногда я просто выходила из себя, когда мне приходилось готовить еду, которой мне всё равно не видать. Почему я позволяла так со мной обращаться? Уж никак не из-за того, что она платила за меня из своих средств, хотя откуда у неё столько денег я решительно не понимала. Нет, скорее потому, что иногда мы любили друг дружку. Лаура с подругами оказались неожиданно умными, они сообразили, что имея секс со мной они могут держать меня в повиновении. Когда хотела, Лаура могла быть удивительно нежной. Она ласкала меня как любовница, гладила по волосам и целовала мои остро торчащие сосочки. В такие минуты мы делили постель как равные. Её умелые пальчики снова танцевали внутри меня, и она, кажется, чувствовала себя виноватой за то, что плохо обращалась со мной всё это время. Она любила меня медленно, нежно и долго, под присмотром подруг. Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается, и мы снова возвращались к тому, чем мы были. Девочками-госпожами и взрослой рабыней. Звонок в дверь возвестил о возвращении подружек. Я пошла открывать. Никки была явно не в духе, и я надеялась, что лёд не успел растаять. Сара с Анной быстро проскользнули в дом мимо бросившей сумку прямо на пол Никки, и скрылись в своих комнатах. Я взглянула на бутылку лимонада и тарелку льда на столе. Увы, новый тоже успел растаять. Никки будет недовольна, если ей придётся пить тёплый лимонад в такую жару. Я вздрогнула. Наверное, день становился прохладнее, или меня часто наказывали за ошибки. Наверное, если Никки будет недовольна, она лишит меня нежности в эту ночь. Девочка едва бросила на меня взгляд. Никки была немногим ниже Лауры, но выглядела примерно на те же двенадцать лет что и три другие, и начала расцветать. Небольшие груди явственно виднелись под платьем. Маленькие, только формирующиеся сисечки девочки-подростка, но явно выпуклые. Слегка отдышавшись после жаркой улицы, Никки подошла к нам, и резко налила себе стакан лимонада, и, не обнаружив льда, выпила так. Я сидела на месте, дожидаясь, что будет дальше. Никки бросила стакан на стол, и не давая мне времени извиниться за ошибку, заявила, что если я позволила льду растаять, пусть я и буду этим заниматься. Она заставила меня лечь на пол, привязала меня к ножкам стола за руки и ноги, и положила несколько свежих кубиков льда из холодильника прямо на моё тело, и так и оставила их таять естественным путём. Когда последний лёд превратился в холодную воду и стёк с меня, Никки наконец отвязала меня, поцеловала и шепнула как она меня любит. Её слова обволакивали меня, лишая воли. Следом за этим девочки все вчетвером вышли в садик собрать свежие ягоды, а меня оставили убираться у Лауры в комнате. Её комната была такой же странной как и она сама. Оформленная в белом с розовом в цветочек, она одновременно напоминала жилище ребёнка и взрослой женщины: весёленькие обои на стенах, розового цвета, с узорами в виде цветов и феечек, розовая с белом же яркая мебель, при этом полное отсутствие игрушек и стопки книг повсюду, причём явно не детских. Взяв наугад несколько, я обнаружила скучные научные труды по физике, причём по каким-то узкоспециализированным вопросам наподобие квантовой хромодинамики или теории петлевой гравитации. Пролистывая страницы, я даже приблизительно не смогла понять о чём идёт речь. «Причинная динамическая триангуляция» и другие страшные слова. Неужели Лауре это интересно? Вторая дверь в её комнате (тоже розовая, с наклеенными на неё бабочками), была всегда закрытой и запертой на тяжёлый висячий замок. Если смотреть из окружающего дом садика, с этой стороны там два балкона, один в комнате Лауры, а второй заложен кирпичом. Это была единственная дверь, которая могла вести в ту комнату с замурованным балконом, которую я никогда не видела. Меня давно разбирало любопытство, спросить прямо я не решалась, но пока девочек не было, почему бы и не попробовать? Я только загляну, и снова запру дверь, никто и не узнает... Ключ оказался в очевидном месте: под матрасом. За дверью, тяжёлой и дубовой, как и положено, оказалась комната. Маленькая, совсем пустая, хотя и чисто убранная. Но с чего бы это Лауре самой подметать пустую комнату и не пускать меня туда? А балкон кирпичом заложила тоже она, или это до неё? Стоп, какой кирпич?! Сквозь плотные чёрные шторы пробивался свет. Снаружи я совершенно точно видела заложенные кирпичом окно и дверь балкона соседней с Лаурой комнаты, но когда я вошла туда, я видела солнечный свет через шторы. Не понимая в чём дело, и гадая нет ли в доме других неучтённых комнат, я шагнула к балкону, намереваясь взглянуть наружу и убедиться, что это место. Отдёрнула штору. И зажмурилась от яркого света. А затем замерла, хлопая глазами, в полном обалдении от увиденного. Садика не было. А так же не было забора, соседних домов, и так далее. Вместо этого по ту сторону балкона открывался совершенно немыслимый пейзаж: текучие, движущиеся тени, искривлённая земля, похожая на лабиринт на склоне огромной воронки, торчащие повсюду кристаллы и гребни огромных аметистов, фиолетовый туман под белым _треугольным_ солнцем в тёмном небе, по которому неслись белые спиральные облака. Картина была настолько нереальной, что мой взгляд не мог уцепиться ни за что, кроме ближайших странных не то растения ни то грибов, ни то минералов. Я протёрла глаза, решив, что мне всё это мерещится, но диковинное видение и не думало исчезать. Вот оно, здесь, прямо за окном. И лесенка к балкону приставлена. Можно спуститься, и уйти под уклон прямо туда, к тем дёргающимся теням в фиолетовом тумане. Внезапно знакомые не по-детским сильные тонкие руки схватили меня, и дёрнули назад, практически вытащив из этой узкой комнаты. Лаура в жёлтом летнем платье всем своим видом показывала своё неудовольствие, в чём к ней присоединились Анна и Сара. — Тебе же говорили, не суй свой нос куда не просят! — Прикрикнула на меня главная, но я не слушала её. Вместо этого я кинулась к окну, чтобы убедиться, что снаружи у нас по-прежнему наши соседи. За лауриным балконом светило нормальное круглое солнце, виднелись крыши соседних домов, но меня не оставляло ощущение, что если я вернусь в ту комнатушку, которую сейчас запирала Сара, я снова увижу аметистовую воронку под треугольным солнцем. — Что это было? — Решилась спросить я, хлебнув успокоительного, и по-прежнему помня, что произошло в той комнате — Тебе же говорили, не суй свой нос куда не просят! На цепь посажу, раз сама не понимаешь! — На этот раз это была Никки. Лаура, похоже, простила мне досадную оплошность. Об увиденном мной она не говорила, вместо этого делая вид, что всё нормально. Сара с Анной переглядывались, следя то за мной, то за подругами, при этом Анна, похоже, не вполне понимала, о чём идёт речь. Самая нормальная, в смысле, похожая на обычную девочку, из всей этой компании, кажется, толком не понимала, что там произошло. А три другие понимали, и не похоже, чтобы это их беспокоило. Решив доверится в этом более знающим девочкам, я попыталась отогнать мысли о видениях по ту сторону дубовой двери. Девочки молча согласились забыть об этом инциденте, и события вернулись в норму. Я закончила убирать дом, затем готовила еду, мыла посуду за ними, а после немного отдыхала перед следующим сеансом плотских утех. На сей раз они поимели меня руками прямо на полу. Анна с Сарой не участвовали в этом, просто смотрели. Лаура с Никки ласкали меня одновременно, в четыре руки. Губы Лауры сомкнулись вокруг моего соска, а её ладони скользили по животу, ногам, рукам. Никки залезла мне под юбку, сперва гладила бёдра, затем легко трепала мои половые губки. Лауре нравилось делать это на глазах у других, а я часто дышала, покраснев одновременно от возбуждения и остатков стыда, что меня трогают дети. Часть меня до сих пор стыдилась этого, но пальчики Лауры давали такое удовольствие. Но на сей раз меня ласкала Никки, не столь умело, но тоже хорошо. Затем руки убрались, и Никки начала стаскивать с меня юбочку. Я уже текла, и с каждым движением всё больше любила моих хозяек. Они всё больше меня подчиняли. Лаура по-прежнему не раздевалась передо мной полностью. Я могла ощутить её тугие, маленькие, грудки только через ткань лифчика. Я могла целовать её сосочки только через покрывающую их ткань. Мы целовались время от времени, она играла со мной своими удивительно умелыми пальчиками, но полного удовлетворения не давала. Остаток дня я провела голой, Лаура, в своём лифчике и шортах время от времени ласкала меня, держа постоянно возбуждённой. Каждый раз, когда я начинала дрейфовать к оргазму, она резко прекращала ласки, оставляя меня текущей от возбуждения. Ласкать себя самой мне запретили, и я маялась от неудовлетворённого желания. Девочки снова заставили меня работать, не только вытирая пыль повсюду, но и выгребая её из-за всех шкафов. Наверное, Лаура предложила так образом наказать меня. Вечером Лаура позвала меня к себе. Снова оказавшись в её комнате, я невольно бросила взгляд на ту дубовую дверь. На ней снова оказался тот тяжёлый замок, только ключ теперь висел на цепочке на шее Лауры, и я постаралась не думать об увиденном там. Лаура же спокойно вертелась перед зеркалом, любуясь своей расцветающей красотой. Девочка напоминала только начавший распускаться бутон розы. — Госпожа, я здесь. — Тихо позвала я её, впервые назвав так. — А, Сузи, это ты. — Неопределённо махнула рукой Лаура. — Как я выгляжу? — Ты просто великолепна. — Ответила я, не потому, что моя хозяйка хотела это услышать, а потому, что так и было. — Может я буду ещё великолепнее вот так? — Спросила она. Наконец она расстегнула лифчик. Он упал к её ногам. Впервые за все те месяцы, что мы были любовницами, я увидела её грудь. Две удивительно аккуратные маленькие грудки выглядели вполне сформированными, просто меньше, чем обычно бывают у взрослых женщин, и более плоские. Мне захотелось дотронутся до них, ощутить своими пальцами нежные сосочки, впервые ласкать эти восхитительные сисечки по-настоящему. Я просто шагнула к ней, но Лаура решительно остановила меня. Пригвоздив меня к месту одним своим взглядом, Лаура обошла вокруг меня. — Мне следовало бы наказать тебя. — Заявила Лаура. — Завтра я так и сделаю. С утра ты больше не носишь одежду у меня дома. Понятно? Ты больше не будешь кончать самостоятельно, а только от моих рук и только моих, и никак иначе, не от подруг. Ежили они возьмутся ласкать тебя, ты должна будешь предупреждать их заранее, что приближаешься к оргазму, и прекращать ласки. Я согласно кивала. — Я надеюсь, теперь ты будешь аккуратнее. — Закончила Лаура. — Завтра наказание вступает в силу, но сейчас я буду для тебя любовницей, а не хозяйкой. Она взяла меня под руку, и мы, голые, не считая шортов Лауры, подошли к её кровати. Она впервые позволила мне дотронутся до её сосков, которые, как мне показалось, были уже тверды. Девочка помогла мне забраться наверх, и мы поласкались там, пусть мне и было неудобно в её тесной кровати, я регулярно билась локтями и коленями о бортики. Видимо, это тоже было частью моего наказания. Лаура так и не допустила меня до своей киски, но ласково и нежно гладила меня изнутри своими умелыми пальчиками, позволяла трогать её грудь, ноги, животик. Я так и заснула у неё в кровати. Свернувшись в клубок и поджав ноги, иначе я там не помещалась. К собственному удивлению, спала я хорошо, просыпаясь только один раз, и в ужасе сжалась на кровати возле Лауры, когда мне показалось что кто-то скребётся в запертую дубовую дверь. Но дом был тих, никакие чудовища из аметистовой воронки не ползли по комнатам, и я снова заснула. Утром я тихо смеялась над ночными страхами, и начала думать, что треугольное солнце мне просто померещилось, ничего такого там нет. Но то, что Лаура всегда держала дверь запертой, мешало полностью повертить в это. Я лежала на диване после того, как девочки по очереди отимели меня. Вся эта четвёрка с огромным удовольствием пользовалась мной как хотели, и в последнее время к ним в этом присоединилась и Анна. Я, взрослая женщина тридцати с небольшим, оказалась в рабстве у четырёх двенадцатилеток, пусть и ведущих себя слишком уж взросло для своего облика. Шёл уже четвёртый месяц с тех пор, как я стала их рабыней. С тех пор, как они отимели меня впервые, и превратили в свою любовницу. Девочки практически изнасиловали меня, воспользовавшись моей беспомощностью. В тот вечер мы пили чай, в который Лаура положила больше сахара, чем обычно. У меня внезапно закружилась голова, я попыталась встать и обнаружила, что руки и ноги отнимаются прямо на глазах. — Смотри-ка, действует. — Обрадованно произнесла Никки, глядя на мои неуклюжие попытки подняться. — А ты говорила. — Ответила Лаура. Я с нарастающим испугом начала осознавать, что девочки что-то подмешали мне в чай, но не могла ничего поделать. Я просто осела на стул, и могла только слегка сжать пальцы. Дышать это не мешало, они тщательно подобрали дозу, но парализовало меня качественно. Я не могла пошевелиться, зато девочки поднялись со своих мест, и окружили меня. — Ау, Сузи, ты не спишь? — Издевательски хохотнула Лаура, несколько раз щёлкнув пальцами перед моим лицом. Отреагировать я не могла, разве только вращать глазами, и пытаясь издать хоть звук. — Да, смесь сработала просто отлично. — Прокомментировала это Лаура. — Мы можем делать с ней всё, что угодно. Её рука проникла мне под блузку, ощупывая груди. — Прямо всё? — Спросила Анна, хлопая глазами. — Никки, помоги мне раздеть её. — Позвала Лаура. Никки с готовностью оказалась рядом, и девочки вместе принялись расстёгивать мою блузку. Я ничего не могла поделать, только бешено вращать глазами и слабо подёргиваться. От прикосновений Лауры сквозь меня словно проходила какая-то сила. Девочкам пришлось повозиться, снимать одежду с бесчувственного тела на стуле не так просто, как кажется на первый взгляд, тем более, когда у тебя слабые руки ребёнка. — А сисечки ничего. — Ухмыльнулась Никки, ощупывая мою грудь. — Мягкие и упругие. Анна, чего ты ждёшь, иди к нам. Анна несмело подошла, немного покраснев, и рассматривала меня, разрываясь между любопытством и нерешительностью. — Ну давай, не бойся. Никки взяла Анну за руку, и положила её ладошку мне на грудь. Девочку ненадолго вогнало в краску, но она быстро справилась с собой, и мяла мою грудь в руке, начав получать от этого определённое удовольствие. Лаура взялась за мою вторую грудь, опустила чашечку лифчика, открыв её полностью, и пробежалась пальцами вокруг соска. Затем, отпустив руку Анны она проделала то же самое со второй. Лифчик на мне был спущен и обе груди полностью открыты. Лаура повозилась с застёжкой, расстегнула его, вытащила и отброслиа в сторону. Позвав подружек и сказав Саре быстренько убрать со стола, они втроём подняли меня с моего места, втащили на стол, и уложили моё полуобнажённое тело там. Лаура потрогала груди, и, оставшись удовлитворённой, послала Анну принести сладости и видеокамеру. Девочка умчалась на кухню, и уже через несколько секунд вернулась с миской жидкого шоколада и сливочным кремом. — Отлично Анна. — Похвалила её Лаура. — Давай, поливай прямо на неё, и размазывай. Не откажешься слизнуть прямо с нашей Сузи? Анна снова покраснела, и мотнула головой, хотя и чувствовала начавшее пробуждаться желание. Происходящее одновременно привлекало её и пугало с непривычки. По лицу Анны я прочла целую гамма эмоций, а потом Лаура отвернула мою голову в другую сторону. — Не пялься на неё. Видишь, девочка впервые участвует в таких развлечениях. Сара принялась аккуратно поливать меня жидким шоколадом, а Никки — размазывать его по моему телу пластиковой ложкой. Прохладный шоколад от чего-то не расползался по моему телу, видимо, они заранее добавили туда загустителя. Покрывая моё тело шоколадом, девочки увелённо комментировали происходящее, хихикая и переглядываясь. — Анна, если не хочешь шоколада прямо с тела нашей Сузи, возьми камеру, и снимай нас крупным планом. Особенно её лицо, чтобы на записи точно можно было опознать. — Если будет видно, что её парализовало, я потом отфотошоплю. — Давай ещё шоколад. — Крем хорошо заварили? — А она у нас не отойдёт от зелья в самый неподходящий момент? — Лаура, а мне можно тоже пососать её? Вскоре они полностью покрыли мою грудь шоколадом, превратив в подобие торта. Сосочки моих грудей украсили взбитыми сливками и вишенками. — Отлично получилось. — Похвалила их Лаура. — Можем приступать. Чур я первая! Они наклонились надо мной. Лаура принялась слизывать крем с шоколадом прямо с моей груди, уделяя особое внимание сосочку. Он затвердел и приподнялся под девичьим язычком, я просто чувствовала, нарастающее сексуальное возбуждение, куда большее, чем у меня бывало обычно. Никки присоединилась к ней чуть позже, начав лизать мой животик. Саре досталась вторая грудь, а Анна судя по шепоткам снимала происходящее. — Как вкусно. — Замечательно. — Шептали девочки, слизывая крем с моего тела. — Чувствуешь? Тебе нравится? — А сосочек у неё очень даже ничего. Хорошо возбудился. Девочки медленно, долго и плавно вылизывали меня, причём Лаура как-будто присосалась к моей груди, впившись в неё губами, хоть там уже и не осталось крема. Это всё более возбуждало меня, и под конец я начала истекать соками, со смесью удовольствия от неожиданно умелых движений девочек и стыда от того, что я оказалась голой перед ними и так сексуально использовалась. Осмелев, они ощупывали меня, вылизывали все смазанные шоколадом части, а я всё более желала чтобы они не останавливались. Жгучий стыд за то, что я получаю такое удовольствие от детских рук, терзал меня, но одновременно давал какое-то необычайное наслаждение. Вкус запретного плода оказался столь же сладостен сколь и горек. — Кажется, её хорошо проняло. — Шепнула Никки, заметив моё раскрасневшееся лицо. — Что ты хочешь с ней сделать? — Спросила Сара. — То же, что я делала с тобой той ночью. — Аааа. — Протянула Анна. Никки добавила, чтобы она снимала всё получше. Девочки уже спускали с меня юбку, затем трусики. Оставив меня совсем голой, Лаура руками развела мои ноги заглянула в бесстыдно раскрытое влагалище, обнаружив уже начинавшую течь смазку. — Да, я была права, её хорошо проняло. — Констатировала она. Пальцы Лауры проникли прямо в мою киску, и заставили меня испытать оргазм в тот же миг. И ещё один, когда она начала ласкать меня изнутри. Тоненькая девичья рука скользила у меня внутри, своими пальчиками она просто танцевала в моей киске, поразительно точно находя самые чувствительные точки, и в точности в нужный момент. Так я не кончала ещё никогда раньше. Моё влагалище пульсировало наслаждением, под ласками Лауры, и моё сердце таяло вместе с ним. Парализованная зельем и бурно кончавшая под ласками этих девочек, я не ни могла кричать, ни пошевелиться и только шумно дышала до тех пор, пока они не отпустили меня. — Ну что, тебе понравилось? Можешь не отвечать, моё зелье ещё действует. Лаура снова издевательски хохотнула. — Анна, ты всё сняла? — Да. — Подтвердила Анна. — Отлично. — Ответила Лаура. — Молодец. Отнесли запись ко мне, и пусть наша Сузи только попробует куда-нибудь деться! И запомни, если что, в полицаре говорим, что это она соблазнила нас, а не наоборот. * * * Лаура вела машину сама (она и это умеет). На скорости не менее ста пятидесяти километров в час, в темноте, под ливнем и ураганным ветром. Сидя на заднем сиденье, я сжималась каждый раз, когда она не тормозя вписывалась в очередной поворот. На мои отчаянные просьбы гнать помедленнее, или дождаться утра, вместо того, чтобы нестись поздним вечером, или хотя бы переждать бурю, девочка отвечала железными аргументами, что на такой скорости никто не успеет заметить за рулём её детское личико, а ураган вымоет из кустов всех пидров (пидр — полицейский инспектор дорожного регулирования. — прим. авт.) с полосатыми палочками, и тормозить её будет некому. Влетев в небольшой посёлок, она резко затормозила, остановившись возле одного из домов. — Приехали! Рабыня Сузи, на выход! — Крикнула она на меня. Я выскочила из машины, и холодный ливень мгновенно промочил моё тонкое белое миниплатье, тут же облепившее тело. Белья я давно не носила, как мне приказали хозяйки, и мои соски стали хорошо видны, вместе с крупными кольцами в них. Машина умчалась, едва только я закрыла дверь, оставив меня мокнуть под ледяным дождём и сбивающим с ног ветром. Вода текла по моему лицу, и я вздрагивала. Частично от страха. Откуда я знала, что меня отвезли в правильное место, и что у Лауры действительно есть второй дом? Я представила себе, что постучавшись в дверь, я обнаружу на пороге пожилую пару, и глядя на меня, незнакомая бабушка подумает, что её семидесятипятилетний муж окончательно спятил, и заказал дешевую шлюху. Конечно, никакого второго дома у Лауры не могло быть, она просто бросила меня в незнакомом районе, это очередная жестокая шутка клятой девочки, и моё очередное унижение. Дрожа под дождём, я поплелась к дому. Свет не горел ни в одном окне, и мои страхи разгорались сильнее. Мне негде было укрыться от усиливающейся бури. Одетая почти никак, я думала, что Лаура сейчас следит за мной сквозь дождь и смеётся над моей бедой. Я надеялась, что она всё же не бросит меня. Когда хотела, Лаура могла быть удивительно нежной и заботливой, да и где они найдут другую женщину, которая будет их рабыней? Но сейчас я стояла перед дверью одна, я чувствовала себя имуществом Лауры, страдая от этого больше, чем когда-либо раньше. Больше, чем когда девочки заставляли меня работать, изредка награждая сексом. Дверь внезапно распахнулась ещё до того, как я нажала на звонок, и на пороге показалась Никки. За ней виднелась веснушчатая физиономия Анны. — Иди в комнату и не капай на ковёр, а то сама будешь приводить его в порядок! — Раздались её слова. Я быстро шагнула внутрь, наконец, скрывшись от дождя. — Надеюсь, это не помешает тебе обслуживать нас? — Спросила она, закрывая за мной дверь. Анна молча следила за происходящим. Единственная более-менее нормальная из них, похоже, до сих пор удивлялась моей покорности. Мне показалось, что она пару раз бормотала про себя что-то вроде «Взрослые! Кто-нибудь по это сторону горизонта событий понимает их?» или «Они тут все такие на этой планете?». — Снимай всё и иди сюда. — Скомандовала Никки. — Я заметила тебя из окна и в такой дождь. Никки с Анной проследовали на кухню, и потянулись за соком в холодильник. Мне девочка не предлагала, я была её собственностью, и это было видно просто по моему дешевому платью. Я быстро разделась, и тут Никки, наконец, «заметила» меня. — Хочешь пить? — Спросила она, дёрнув головой и приподняв тонкую бровь. — Да, госпожа. — Ответила я, почувствовав как под её взглядом у меня начинает теплеть между ногами. Никки всегда была самой красивой и сексуальной из всех четырёх. — Хорошо. — Ухмыльнулась она. — Тогда слижи с пола всё, что с тебя накапало! Это было слишком даже для них. Похоже, Никки решила проверить, до каких пределов повиновения я способна дойти, или настолько привыкла, что со мной можно делать всё, что угодно, что следовала за привычками Лауры. Анна хлопая глазами смотрела, как я опустилась на колени и как изголодавшаяся сука начала слизывать лужу, натёкшую на том месте, где я стряхнула платье. Это было ещё большим унижением, чем когда меня насиловала Лаура. Та использовала меня, но я знала, что она любит меня. Но о чём думала Никки я не представляла. Хотела ли она унизить меня, или просто проверить, буду ли я повиноваться и в отсутствии Лауры? Мерзкий вкус дождевой воды остался на языке. Перед собой я видела ноги Никки. Из-под короткой юбки были видны ровные колени, босые ноги совершенной формы с крашенными ногтями. Мне хотелось поцеловать их, от чего я ощутила ещё большее унижение и возбуждение. Я подумала, что хорошо, что девочки так активно пользуются мной. Наверное, это у всех мазохисток так: пока надо мной откровенно издеваются, я чувствую себя в центре внимания. Даже когда девочки связывали меня, я не чувствовала себя одинокой и брошенной, я знала, что мои хозяйки вернуться за мной. Никки сказала мне подняться и идти за ней. Я подумала, что она отправит меня убирать дом, как бесплатную прислугу. Но вместо этого Никки отвела меня в ванную. — Ты насквозь промокла, идём сюда. Я поплелась следом за ней, как была голая, только подобрав мокрое миниплатице. Девочка позволила мне набрать полную ванну горячей воды, и лежать в ней сколько угодно. Её не устраивало если я замёрзну и простужусь, хотя я и пробыла под дождём меньше минуты. Пристальный взгляд её следовал за мной не отрываясь ни на секунду, следя за каждым моим движением и каждым изгибом моего обнажённого тела. Никки не ласкала меня. Они вообще лишили меня удовольствия после того раза, когда я влезла в тайную комнату их дома и увидела аметистовую воронку за окном. Лаура с тех пор держала своё обещание, позволяя мне кончать только от её рук, но пару раз не связывала мне руки за спиной, и я могла незаметно поласкать себя. Она всё равно не позволяла мне кончать, но всё же я могла немного поиграть с собой. Теперь я лежала в горячей воде, под пристальным взглядом сидевшей на краю ванны девочки. Она не трогала меня, только водила пальцами по воде. Она не мешала мне трогать себя между ногами, чем я и воспользовалась. Доводить себя до оргазма я не решалась, зная, что Никки обязательно расскажет всё Лауре, но так я могла получить хоть немного удовольствия. — Ты знаешь, что это не правильно? — Спросила Никки. Я не поняла, что она имеет ввиду на этот раз, и переспросила её. — Ты ведь наша рабыня. Почему ты терпишь это? Не напоминай про наши фильмы, так мы могли бы добиться от тебя повиновения, но не более того. — Я люблю Лауру. — Ответила я. — Это ради неё я терплю всё это. Девочка посмотрела на меня. — Ты уверенна? Да, Лаура такая красотка, лишь чуть хуже меня, но как так получилось, что ты любишь подростка? При этом она напомнила Анну. Самая нормальная из четырёх тоже спрашивала это у меня. — Не знаю. — Честно призналась я. — Она… ну, я не знаю. Почему она, а не любая из вас? Вы все вместе трахали меня в первый раз. Я думаю- Я прервалась. Лаура всегда наказывала меня за эти слова. По её мнению, рабыне не следует думать. За исключением тех случаев, когда её могли наказать за глупость. — Можно спросить, почему я здесь? — Можно. — Ответила Никки. — Лаура решила дать тебе немного отдохнуть. — Отдохнуть от чего? Я надеюсь она любит меня и владеет мной потому, что- Я снова оборвалась. Может быть, Лаура не любила меня. Может быть, это было для неё просто игрой. Эта мысль отозвалась болью в груди. Я не могла вынести того что была нелюбима. Слеза скатилась из моего глаза. Никки потрепала меня по голове, как собаку. Погладила, и внезапно расстегнула блузку, и сбросила её, оставшись передо мной в белом лифчике первого размера, и той же юбке. — Сузи, ты хорошо прогрелась? — Спросила она. Девочка дотронулась до моей груди. Её пальчики скользнули по соску, немного задержавшись. — Какая жалость, что твои сиськи похожи на вымя. Отвисать случайно не начали, или просто в воде так кажется? Может, попросить Лауру сделать твою грудь такой же, как у меня? А она сумеет? «Сумеет что?» — Удивилась я. — «Найти деньги на операцию по уменьшению груди? Денег у неё, видимо, много, но тратить столько на какую-то меня? Из-за прихоти подружки?». — Пожалуй, с тебя хватит. Вылезай, вытирайся, не одевайся, и идём. Я послушно вылезла из ванны, вытерлась заботливо приготовленным полотенцем, по счастью Никки в этом не походила на злую Лауру, а только на добрую. Не то, что Сара, в последнее время начавшая копировать привычки главной. Идя следом за Никки я снова подумала, зачем Лаура отвезла меня сюда. Может, она хотела проверить, буду ли я так же повиноваться одной Никки? Без пристального взгляда двух других (Анну можно в расчёт не принимать)? Не попытаюсь ли я сбежать? Хотя куда мне деться? У них есть отличные фильмы со мной в главной роли, Лаура знает, где я живу. Девочки придут за мной. В этом доме комната Никки носила следы начатого и брошенного на середине ремонта. Наполовину наклеенные обои, кое-как распиханный по углам хлам. Значит, меня впрягут в доделку всего этого. Кое-что начало прояснятся. Я надеялась, мне не придётся заниматься этим голой. Но Никки ничего не сказала, вместо этого она вытащила из ящика комплект из четырёх браслетов и одного обруча золотого цвета, с цепочками на замках с ключами. Мне казалось, или это настоящее золото? И если да, сколько они могут стоить, и где Никки их достала? Такая вещь явно делается на заказ, и обойдётся ей куда дороже, что обычные золотые изделия. Нет, с этими девочками определённо что-то не так. В этот миг перед глазами снова встало видение аметистовой воронки под треугольным солнцем. Никки защёлкнула браслеты у меня на руках и ногах, и надела на шею тяжёлое колье, решительно напоминающее ошейник. Я носила их весь вечер до поздней ночи. И даже дольше. Перед тем, как лечь спать Никки приковала меня к двери, золотыми цепочками, сцепила руки за спиной и ноги вместе, да так и оставила спать на полу у входа. * * * Проснулась я от того, что Лаура трогала мои груди. Девочка выглядела не выспавшейся, и я гадала, не проговорили ли они с Никки всю ночь, обсуждая меня, или занимаясь чем-то другим. — Ну, что проснулась? — Внезапно вежливым тоном поинтересевалась моя главная хозяйка. — Как спалось? Цепи не натирали? Или случилось что-нибудь ещё? Сейчас спущу тебя с цепи. Никки, давай ключи. Никки протянула Лауре золотой ключик от моих цепей. Лаура подбросила его в руках, и расстегнула на?

Опубликовано Онлайн 153 дней назад 211

100%
1 0
Поделиться с друзьями
Пожаловаться на видео:
Причина:
Написать
© Порно видео - Секс фото - Эро истории - 2019

Русские порно ролики, уз секс, азер порно, xxx porno, Эро фото
rasskazi seks истории, seks xxx foto, Эротика хикоялар xxx video, xxx foto, qizlar seks foto

Руссккое фото видео эротические секс порно рассказы. Русское порно видео. Русские порно ролики с профессиональными актрисами и любительская домашка. Все-таки русские девушки – самые красивые в мире, и в этом стоит убедиться. Некоторые наши звездочки уже штурмуют олимп зарубежных порно студий и получают большие роли и гонорары, а домашнее порно с русскими телочками с грязными диалогами и чувственными стонами – просто высший класс! Смотрите онлайн и скачайте бесплатно русские порно ролики на телефон, планшет или ПК на нашем сайте. Армянское порно, Порно зеров, Кавказское порно, Фото красивых голых девушек, Истории порно рассазы, Секс цлки, корейке новое порно, seks arabcha, turk erotika, tajiki seks, kazahskoe porno, kazah seks xxx, Секс фото модели